RSS

Жизнь и история пожарной охраны ВДНХ

26 апреля 2018 года, в канун 100-летия советской пожарной охраны, Правительство Москвы распорядилось создать на ВДНХ отдельное подразделение противопожарной службы. Это, без преувеличения, ценный и своевременный подарок. Пока Выставка ожидает прибытия новых огнеборцев, мы рассказываем о том, как обстояли дела с пожарной охраной на ВДНХ вчера и сегодня. Показать полностью… 
Рабочий день, как говорится, в разгаре. Главный специалист по пожарной безопасности ВДНХ подполковник Алексей Булгаков обходит вверенную ему территорию. Вверена Булгакову ровно половина Выставки.
Все, что справа от Главной аллеи – его. А то, что слева, обходит другой специалист. Цель инспекторов проста: следить, чтобы в павильонах и служебных постройках соблюдались нормы противопожарной безопасности. В переводе на человеческий язык – постоянно напоминать о себе администраторам и контролерам павильонов.
Воинская часть 5114 на торжественном вечере, посвященном 60-летию Великого Октября
– Добрый день, – приветливо говорит Булгаков, входя в очередное здание. Он излучает поразительное дружелюбие, от которого сотрудники ЧОП, стоящие на охране павильонов, слегка бледнеют и поднимаются из-за своих столов. Во-первых, они знают Булгакова. Во-вторых, понимают, что за приветствием последует тонкая психологическая игра. И мобилизуют все душевные ресурсы.
– Противопожарная профилактика, – продолжает подполковник. – Как у вас со средствами тушения?

– Хорошо, - осторожно говорит контролер. – Вот один огнетушитель, там еще несколько.

– Новые?

– Новые.

– Хм. Пользоваться умеете?

– Конечно! Выдернуть чеку, не переворачивать, – рапортует контролер.

– Ваши действия при срабатывании пожарной сигнализации?

– Отключаю ее.

– Что?

– В смысле, отключаю и вывожу людей согласно плана эвакуации, – спохватывается сотрудник. – В случае возгорания звоню «ноль один».
– Так. Запасные выходы открыты?
– Закрыты – ключи находятся в замках.
Булгаков задумчиво кивает, и контролер слегка расслабляется. Ненадолго.
– Осмотрим помещение, – предлагает инспектор. И неторопливо идет по коридору.

Ни один павильон ВДНХ не похож на другой. Шестьсот тринадцать абсолютно разных строений. В каждом – своя планировка, свои архитектурные особенности. Коридоры, воздуховоды, перекрытия – инспектор помнит все. Его сознание представляет собой гигантский план битвы, на котором постоянно вспыхивают и разворачиваются возможные схватки с огнем, намечаются пути отступления, побатальонно выстраиваются огнетушители и рукава. Огонь –трудный противник. Его надо уничтожать в зародыше, предупреждать любые поползновения. Механизм борьбы должен быть доведен до автоматизма, и это общая цель всех работников ВДНХ. Потому что от этого зависит жизнь миллионов посетителей.

Занятие личного состава 72 военной пожарной части.

Начиная с середины 50-х годов на Выставке регулярно проходили так называемые противопожарные месячники. В них принимали участие все павильоны, управления, отделы, магазины и кафе: специальная комиссия ходила по зданиям и проверяла их готовность к пожарной тревоге. По итогам проверки победители получали грамоты. Как правило, первые места занимали павильоны с наиболее «пожароопасной» тематикой – «Атомная энергия» и «Химическая промышленность».

Настоящий расцвет пожарной охраны ВДНХ пришелся на 70-е годы. Выставку обслуживала специальная войсковая часть №5114. В нее входили 72-я пожарная часть, которая занималась профилактикой и надзором, и боевая 73-я, которая выезжала только на пожары.

– В 72-й части служили почти 100 человек, – вспоминает начальник отдела по делам ГО и ЧС ВДНХ Николай Чевычелов. – Дислоцировалась эта часть в одном из флигелей Дома культуры. В смену выходили где-то 20-30 человек и дежурили по 12 часов, потому что это было дежурство без права сна. Потом их сменяли другие – и так круглые сутки. Вся территория ВДНХ была разбита на сектора, которые распределялись между дежурными. Днем они ходят по зданиям, по павильонам, выявляют нарушения противопожарного режима – где-то путь эвакуации загромоздили, где-то еще чего-то не так сделали. Выявляют – устраняют. В 18:00 – конец рабочего дня.
Ни одно здание на ВДНХ не закрывается, пока не придет пожарный и не осмотрит его вместе с администратором павильона. В присутствии пожарного здание обесточивалось, закрывалось, павильон опломбировался, после этого дежурному по ВДНХ докладывали, что павильон осмотрен и закрыт.

В лунное время суток дежурные 72-й части ходили по территории и оценивали павильоны снаружи. При малейших признаках огня или сами принимали меры, или вызывали 73-ю пожарную часть. Оттуда орлы прилетят за минуту – у них три караула, лестница, цистерна...

ВДНХ, 1990 год

– А какие павильоны были самыми, так сказать, трудными с точки зрения пожарной безопасности?

– Самые трудные – это павильон №1, потом «Космос», еще выставочные - №57 и №20... Там все время была куча людей, несколько тысяч человек одновременно. Приезжали вип-персоны, премьеры, иностранные гости – надо было все время их обходить, выявлять и пресекать нарушения, добиваться, чтобы их устранили.

Романтическая жизнь пожарной охраны стала заканчиваться в середине 90-х, когда ВДНХ превратилось в ГАО «ВВЦ» и большую часть павильонов заняли коммерческие предприятия. Здания массово закрывались, забивались и разгораживались. Павильоны превращались в ларьки: площадь в 300 квадратных метров разбивали на секции по 10 «квадратов», создавая лабиринт, из которого в случае пожара можно было и не выйти.

– «Космос» был просто страшный павильон, – сокрушается Чевычелов. – У меня, наверное, и седина появилась от этого. Там торговали саженцами – и ни сигнализации, ни системы пожаротушения, ни системы оповещения не было. Даже водопровода не было! В павильоне №1 тоже был какой-то муравейник. Весь подвал забит барахлом, там брезентовые перегородки, сидит человек и торгует. Еще курит при этом! Что мы могли? Выписывали предписания. Требовали устранить. Но реально добивались только того, чтобы люди убрали с картонных коробок чайники и плитки. Ну, оштрафовали их. Огнетушитель заставили купить. А капитальные мероприятия – когда надо вкладывать деньги, менять проводку, ставить сигнализацию, которая и сейчас миллионы стоит, – это извините. Мы говорим арендатору: «У вас тут картонная перегородка, а должна быть из негорючего материала!» А он: «ВВЦ мне такое помещение предоставили, они и должны менять». Конечно, мы пишем руководству ВВЦ, но они, как правило, ничего не устраняли. Нет, говорят, средств на это дело...

А тут еще другая беда, хуже электроплитки. Оказалось, что государство больше не хочет содержать сто человек пожарной охраны за свой счет. Раз «ГАО ВВЦ» – акционерное общество, раз там процветает коммерция, пускай акционеры и платят. Охрану сократили сперва до шестидесяти человек, потом до сорока, и стало ясно, что это не конец.

– В советское время ВДНХ входила в список особо значимых федеральных объектов, – объясняет бывший начальник государственного противопожарного управления СВАО Валерий Липчак. – А тут ее из этого списка решили исключить. И мы поняли, что бюджетных денег у нас больше не будет, что охрану просто ликвидируют, а всему архитектурному ансамблю угрожает опасность. Надо было сохранить хоть какую-то часть людей, чтобы они продолжали осуществлять профилактику.

И Липчак предложил начальству: давайте создадим при Выставке районный отдел государственного пожарного надзора (РОГПН №5), который бы занимался только профилактикой. Малым составом, только по рабочим дням - и все-таки в сложившейся ситуации это был лучший выход. Возглавил новый отдел Николай Чевычелов.

–72-ю часть ликвидировали, – вспоминает он, – а из нее оставили два десятка человек. Все офицеры – квалифицированные, с высшим образованием. За каждым из них я закрепил по 10-15 павильонов. Работа такая же, как раньше, только теперь сотрудники мониторили павильоны не каждый день. Но по-прежнему выявляли нарушения, давали предписания руководителям, штрафовали и так далее...

На этом, однако, приключения пожарной охраны не закончились – в течение десяти с лишним лет РОГПН №5 постоянно расширял территорию своего надзора, захватывая кроме ВДНХ еще и соседние районы. Количество сотрудников при этом не увеличивалось. Нагрузка, естественно, росла.

Дело кончилось тем, что в 2011 году Николай Иванович ушел на пенсию. А буквально через месяц после этого события сгорел павильон «Ветеринария».

– Там проводили ремонт крыши, про который мы даже не знали, – сетует Чевычелов. – Всем распоряжалось хозяйственное управление, и нам ничего не докладывали. Гастарбайтеры укладывали битум, оставили паяльник, пошли обедать и дежурного рядом не оставили, хотя полагается. Все как свечка вспыхнуло. Стропила деревянные, обрешетка деревянная. Тушили, тушили, но, к сожалению, остались только наружные стены, их потом решили ликвидировать.

Ужасно обидно...

Сейчас-то на ВДНХ жизнь другая. Во-первых, Чевычелов вернулся в строй – и возглавляет отдел по делам ГО и ЧС. Во-вторых, на Выставке идет грандиозная реконструкция, меняют электросети, системы освещения и ставят противопожарные сигнализации. А главное – согласовывают проекты с точки зрения пожарной безопасности, от чего сердце начальника пожарной охраны поет, как соловей.

– Если у нас есть замечания, мы просим внести их, изменить проект, – радостно объясняет Николай Иванович. – Проектная организация вносит изменения, посылает нам их снова, мы снова проверяем и так далее. А потом пишем: «Считаем возможным согласовать».

И, конечно, не проходят бесследно обходы пожарных инспекторов. Хоть их и не сто человек, но они без устали ходят по павильонам, проверяя наличие огнетушителей и рукавов, экзаменуя контролеров и администраторов. Это нудное, изматывающее, но очень нужное дело.

– Что же вы, девушка, – укоризненно говорит подполковник Булгаков, указывая на коридор, заставленный табуретками. – Это же путь эвакуации, а у вас тут вон сколько вещей...

– Так ведь жизнь, товарищ инспектор, становится лучше. Вот и вещей все больше! – солнечно отвечает девушка. – Ну, ладно, ладно, сейчас уберем.
http://vdnh.ru/news/zhizn-i-istoriya-pozharnoy-okhran..